Вход для зарегистрированных пользователей
логин
пароль
регистрация
забыли пароль?
Еще не зарегистрировались?

Дайджест

08 февраля 2017
В результате тестирований подтверждена совместимость USB-токенов JaCarta WebPass и JaCarta U2F с облачной платформой …
06 февраля 2017
Вице-президент ПАО «Почта Банк» Андрей Фролов рассказывает о практическом опыте применения решений С‑Терра для …
03 февраля 2017
Группа компаний InfoWatch провела онлайн-конференцию, посвященную возможностям выявления утечек конфиденциальной информации …
01 февраля 2017
«Актив» и «Информационные системы» объявили о том, что в рамках партнерства было завершено тестовое испытание, подтвердившее …
19 января 2017
Acronis True Image 2017 New Generation - первое в отрасли решение, которое сочетает в себе защиту данных в реальном времени …
30 декабря 2016
В 2016 году пользователи ОС Android вновь столкнулись с большим числом угроз. На протяжении последних 12 месяцев …
29 декабря 2016
При проведении работ по выявлению и анализу уязвимостей программного обеспечения и среды функционирования средства защиты …
08 декабря 2016
азмах и глубина кибератак возрастет, и они будут затрагивать все новые области
Контур-Фокус – быстрая проверка контрагентов

Инфостенд

Информационные и справочные материалы
Тел.: +7 (495) 231-4831
Сайт: expo-itsecurity.ru
E-mail: info@infosecurity.ru
Контактная информация: О компании
Регионы работы: Москва
Статья

Сноуден как повод

Сноуден как повод

Августовский выпуск ИТ-журнала WIRED в качестве темы номера разместил на своих страницах большущий материал про Эдварда Сноудена. В материале этом — без преувеличения — интересно все: и множество колоритных фактов из жизни героя; и писатель, приезжавший недавно в Москву, чтобы взять у Э.С. обстоятельное интервью; и снимки от знаменитого фотографа, придающие текстам весьма особенное ощущение «присутствия». Короче, работа мастерская.

От Гавайев до Москвы

Для тех, кто не владеет английским, все эти вещи наверняка должны появиться где-то на просторах Рунета и в русском переводе. Поэтому здесь будет не столько пересказ содержательного, спору нет, и на сегодня самого большого интервью Сноудена за весь период его жизни в России, сколько обзор некоторых важных или примечательных моментов вокруг данной истории. Таких моментов, которые в исходном тексте либо вообще не присутствуют, либо упоминаются мимоходом. Но если смотреть на эти вещи под правильным углом, то можно извлечь из истории Э.С. много, много больше того, что там видно на первый взгляд.

В качестве элементарного — для затравки — примера можно, скажем, упомянуть такой занятный факт «случайного совпадения». Для приезжавшего к Сноудену в Москву писателя Джеймса Бэмфорда, автора главного текста в WIRED, его первый близкий контакт с организацией под названием Агентство национальной безопасности США произошел на Гавайских островах. (В годы вьетнамской войны Бэмфорд по призыву попал служить в ВМС, однако за сообразительные мозги в итоге оказался не столько военным моряком, сколько «разведчиком-аналитиком» на одной из гавайских баз АНБ, занимающихся радиоперехватом.)

И случилось так, что именно там же, на Гавайях, почти полвека спустя закончилась работа в АНБ для Эдварда Сноудена — когда в мае 2013 года он с кучей флешек, залитых файлами с топ-секретным компроматом, сел в самолет, улетающий в Гонконг...

«Это делается просто»

Начать историю, однако, лучше всего издалека. Например, с 1946 года, когда в Нюрнберге, Германия, прошел суд над людьми, ответственными за чудовищные преступления нацистов (а в США, по другому случайному совпадению, тогда же родился Джеймс Бэмфорд).

В рамках беспрецедентного судебного процесса практически полный доступ ко всем обвиняемым, недавней элите нацистской Германии, имели не только представители правосудия, но и человек по имени Густав Гилберт — в качестве переводчика и доктора-психолога (а также как сотрудник американской разведки, что не афишировалось). Год спустя, в 1947-м, у Гилберта вышла книга «Нюрнбергский дневник» — с обстоятельными рассказами о том, с кем конкретно и о чем именно ему там доводилось беседовать (Gilbert, G.M., Nuremberg Diary. New York: Farrar, Straus and Company, 1947).

На сегодняшний день самым знаменитым, пожалуй, фрагментом этой книги продолжает оставаться совсем небольшая цитата из откровений Германа Геринга, официального «преемника фюрера», рейхсмаршала Третьего рейха и одного из ближайших соратников Гитлера по нацистской партии.

Именно этому деятелю удалось выразить в общедоступных понятиях очень простую, циничную и всегда работающую формулу того, каким образом политикам или «лидерам нации» в собственных целях удается столь успешно манипулировать народными массами. Вплоть до вовлечения наций в ужасные войны, приносящие лишь смерть, горе и разруху для всех нормальных людей.

Цитируя Геринга дословно:

Естественно, обычные люди не хотят войны. Ни в России, ни в Англии, ни в Америке, ни в Германии. Это понятно. Но ведь в конечном-то счете политику определяют лидеры страны, а для них это всегда простое дело — увлечь за собой массы людей. Будь это демократия или фашистская диктатура, парламент или диктатура коммунистов.

Есть у народа голос или нет, неважно — массы всегда можно склонить на поддержку лидеров. Это просто. Все, что для этого надо, — сказать людям, что они атакованы. Попутно прищучив за отсутствие патриотизма пацифистов, подвергающих страну еще большей опасности...

Казалось бы, ну куда доходчивее — вот же он, извечный рецепт манипуляций. Прочтите, люди, и поймите, наконец, как вас все время обманывают ваши лидеры. Ну сколько можно быть послушным стадом, которое постоянно то склоняют на ненависть к «не таким, как мы», то хладнокровно и без всякой жалости отправляют на убой...

Так нет ведь, рецепт Геринга мало того что постоянно применяется, но и безотказно продолжает работать по сию пору — в любой точке планеты. Когда, скажем, в конце 1990-х Джеймс Бэмфорд (уже знаменитый в ту пору журналист, писатель и исследователь разведслужб) работал над Body of Secrets, своей очередной книгой о разведке США, в руки ему попал поразительный документ. Среди множества бумаг, недавно рассекреченных из закрытых госархивов администрацией Клинтона, он наткнулся на материалы об операции Northwoods, прежде совершенно неизвестной историкам.

В этом документе начала 1960-х годов содержался план действий, разработанный спецслужбами и принятый высшим генералитетом США. В результате этих действий американское население должно было массово одобрить военное вторжение на Кубу с последующей долгосрочной оккупацией острова. Ради этой цели в рамках Northwoods планировалось осуществить взрывы и затопления кораблей, угоны самолетов и несколько кровавых террористических актов в городах США — представив происходящее как дело рук кубинских революционеров, атакующих Америку по указанию Фиделя Кастро. Единственной, по сути, причиной того, что уже утвержденный военными план не привели в действие, стало категорическое несогласие президента Джона Кеннеди, целиком отвергнувшего эту операцию как неприемлемую...

По случайному, ясное дело, совпадению книга Бэмфорда Body of Secrets, рассказывающая среди прочего и про операцию «Нортвудс», появилась в продаже весной 2001-го, когда к власти только-только пришел Джордж Буш-сын. А уже в сентябре 2001-го Америку и мир потрясли известно какие ужасные террористические атаки, в глазах обывателей оправдавшие все последовавшее — и вторжение в Афганистан, и войну в Ираке, и все остальное в рамках «борьбы с терроризмом» (детали об этой операции см. в текстах «9/11 — десять лет спустя», «Правда и ложь».

Примечательная череда случайностей

Теперь пора, наконец, обратиться к фактам биографии главного героя.

По случайному, конечно же, стечению обстоятельств Эдвард Сноуден был зачат его родителями в 1982 году — в год выхода первой и самой знаменитой книги Джеймса Бэмфорда об АНБ, «Дворец загадок» (The Puzzle Palace by James Bamford, подробности об истории рождения этой выдающейся исследовательской работы см. в тексте «Анатомия бывает разной»).

По другому случайному совпадению Эдвард Сноуден родился в семье, проживающей в штате Мэриленд — недалеко от места, где находится военная база Форт-Мид, известная как штаб-квартира АНБ США. А в семье Сноуденов, где работой и для отца, и для матери была служба в ведомствах федерального правительства, как бы само собой всегда подразумевалось, что по этому же пути со временем пойдут и их дети.

Наконец, благодаря еще одному совершенно случайному совпадению, первым же местом работы Сноудена — еще до окончания учебы — оказалась небольшая ИТ-фирма, офис которой был в здании, располагавшемся на территории под названием Форт-Мид... Утро же трагического дня, 11 сентября 2001 года, Сноуден запомнил так: «Я вел машину по пути на работу и по радио услышал о первом ударе авиалайнера в небоскреб...»

Как и для многих других патриотично настроенных американцев, атаки 9/11 и тут же развернутая в национальных СМИ пропаганда оказали на Сноудена сильнейшее воздействие. Поэтому весной 2004-го, когда боевые действия в Ираке вновь обострились, юноша записался добровольцем в войска спецназа США. Сейчас об этом периоде наивности он рассказывает так:

Для разъяснений, исходивших от правительства, — по сути пропаганды — я был совершенно открыт, когда речь шла о вещах типа Ирака, о его закупках алюминиевых труб для ракет и о его спорах антракса. У меня была очень сильная вера в то, что правительство не стало бы нам врать, что у наших властей благородные намерения и что война в Ираке будет именно такой, как нам о ней рассказывают. То есть целевым и ограниченным усилием, направленным на освобождение угнетенных. И я был настроен исполнить свою часть этой благородной задачи.

Благодаря хорошим результатам Сноудена на приемных испытаниях, его без проблем зачислили в войска. Однако требования к физической подготовке спецназовцев оказались куда более сложным вызовом. Вскоре на одной из тренировок Сноуден получил переломы сразу обеих ног. И спустя несколько месяцев, когда кости срослись, его уволили с военной службы по состоянию здоровья.

Наверное, и такой житейский расклад можно считать чисто случайной чередой событий. Но можно, однако, начать усматривать здесь и вполне отчетливую закономерность — линию судьбы, если угодно, направленной на миссию...

Банальность зла, или Ложь как работа

Глубинная суть того, что совершил в итоге Эдвард Сноуден, заключается в совершенно уникальном стечении внешних или государственных обстоятельств, наложившихся на редкое сочетание личных качеств этого человека. Реальность жизни и работы спецслужб США в начале 2000-х годов оказалось такова, что (а) огромное количество задач разведки оказалось переложено на частные коммерческие структуры и, как следствие, (б) сотрудники этих бизнес-структур смогли получать быстрый допуск к очень серьезным государственным тайнам.

Почему это было сделано, догадаться, наверное, несложно. Под задачи национальной безопасности — особенно когда «нация атакована» — легче всего выбивать астрономические суммы из бюджета. Ну а осваивать или пилить все эти деньги гораздо сподручнее, разумеется, если подключить в дело шустрые коммерческие структуры (см. тексты «Бизнес в помощь», «Чтоб Кафку сделать былью»).

Принимая же в учет масштабы финансирования и размах амбиций разведслужб самой мощной державы на планете, столь же несложно постичь, насколько серьезная мина замедленного действия была при этом заложена под сами основы тайной работы секретных органов. Потому что в основе шпионажа — так уж сложилось по давней традиции — лежат три главные вещи: ложь, обман и неправда. Или вранье, короче говоря.

Но только напрямую и как есть эта истина никогда не произносится, а облекается во множество благородно звучащих формул и вдохновляющих оберток. Ну а молодые сотрудники, начинающие карьеру в спецслужбах, постигают нутряную лживую суть их работы очень и очень небыстро, по мере подъема по служебной лестнице.

Эдвард Сноуден, попавший на эту глубоко секретную кухню из коммерческих структур, уподобил происходящее тому, что делается с лягушкой, которую варят заживо без всякого ее сопротивления. Лягушка спокойно сидит в холодной воде кастрюли, поставленной на огонь, не замечая, что вода постепенно разогревается. И продолжает сидеть до тех пор, пока кипяток ее не убьет.

Очень похожим образом ложь выжигает честь и совесть кадровых сотрудников спецслужб. Цитируя интервью Сноудена:

Вас ставят в ситуацию, где зла совсем немножко, лишь чуть-чуть нарушаются установленные правила, приходится быть нечестным самую малость, кого-то там слегка обмануть, немного поступиться интересами общества — и вот вы уже тоже согласны это принять, вы можете найти оправдание для этого. Но если вы делаете так раз за разом, то этим порождается скользкий склон, который со временем становится все круче и круче. И к тому моменту, когда подобные вещи продолжаются 15 лет, 20 лет, и вы все это видели не раз, вас уже вообще ничего из творящегося не шокирует...

Сноуден же приобщился к великой лжи намного быстрее. Поэтому за несколько лет своей успешной и весьма прибыльной работы (коммерческое сопровождение инфосистем, обеспечивающих суперсекретную деятельность шпионов) он сумел сохранить не только ум, но также и честь, и совесть. А переломный момент в этой насквозь пропитанной обманом работе лично для него наступил 13 марта 2013 года, когда он решил «выпрыгнуть из кастрюли».

В тот день, сидя за своим рабочим столом в гавайском подземном бункере, Сноуден прочел в новостях очередную порцию бесстыжей брехни об их нелегкой службе во славу отчизны. На этот раз это был отчет о выступлении директора национальной разведки США Джеймса Клаппера в конгрессе США, где глава всех шпионов страны «искренне заверил» парламент и нацию, что АНБ не занимается систематическим сбором информации о миллионах американцев.

Когда статьи о выступлении Клаппера появились в газетах, Сноуден тут же — и в который раз — завел разговоры с коллегами, поражаясь, как люди могут верить во всю эту бесконечную ложь... Ну а поскольку тема такая — про обман вокруг реальных масштабов шпионажа АНБ — в их кругу возникала уже неоднократно, Сноуден даже и не удивился особо тому, что в этой специфической среде не было по сути вообще никакой реакции на слова их начальника в сенате.

Именно об этой ситуации в государстве, сползающем в тоталитаризм, написала в свое время философ Ханна Арендт, анализировавшая повседневную работу бюрократии в нацистской Германии и назвавшая такие вещи «банальностью зла» (Eichmann in Jerusalem: A Report on the Banality of Evil, by Hannah Arendt, 1963). Сноуден увидел очень четкие параллели между нынешней ситуацией и знаменитой работой Арендт полувековой давности:

Это было больше чем просто принятие заведомой лжи... Происходящие вещи уже воспринимаются как совершенно нормальные. Именно в этом и заключается главная проблема, именно в этом суть того, что было с ложью Клаппера в сенате. Он рассматривал обман американского народа — когда он это делал — просто как свою работу, как нечто совершенно обычное и естественное. И он был прав, полагая, что никто его за это не накажет. Потому что впоследствии, когда ему пришлось признать, что да, он лгал находясь под присягой, никто не дал ему за это дело ни по рукам, ни по шапке. Это говорит очень многое обо всей данной системе и очень многое о наших лидерах...

Что нам со всем этим делать?

Для всякого человека, мало-мальски знакомого со спецификой работы национальных спецслужб в разных странах, ничуть не секрет, что примерно по той же схеме работают и все прочие разведки. Только дым пожиже, да труба пониже, как говорится. Иными словами, практически любая спецслужба в своих подходах к решению поставленных задач так или иначе тяготеет к тоталитарным методам и ко лжи о реальной ситуации. Просто потому, что так им работать и удобнее, и проще. Соответственно, если бы в других странах спецслужбам давали столько денег, сколько дают в США, то масштаб тотальной слежки и обмана был бы наверняка ничуть не меньше. А может, и поболее того.

По этой причине, когда мировая пресса в очередной раз начинает сегодня обсуждать очередные файлы с компроматом из гигантского архива, переданного Сноуденом журналистам, имеет смысл все время помнить одну незамысловатую вещь. В действительности тут обсуждаются не столько тайные операции АНБ и их ближайших союзников, сколько вообще технический уровень и подходы современных спецслужб, получивших принципиальную возможность для тотальной слежки за всеми. Слежки постоянной и непрерывной.

И ныне, получив уже достаточно внятное представление, что конструкция обоснований для массового шпионажа за народом в качестве своего фундамента имеет только ложь и ничего иного, кроме лжи, всякий человек, способный соображать, должен, по идее, понимать и то, что так быть не должно. Причем возможности для изменения ситуации определенно имеются.

Сам Сноуден, к примеру, видит адекватный ответ общества в массовом применении надежного шифрования:

У нас имеются средства и у нас имеются технологии для того, чтобы положить конец массовой слежке — вообще без каких-либо законодательных шагов со стороны государства и без ощутимых перемен в политике. Мы сами, на массовом уровне, можем нести перемены — вроде того, чтобы сделать шифрование общепринятым стандартом, когда все коммуникации зашифрованы по умолчанию. Таким путем мы способны положить конец массовой слежке — не только в США, но и по всему миру.

Ну а до тех пор, пока такой момент всеобщего и сильного шифрования не наступил, говорит Сноуден, обнародование компромата о тайных действиях спецслужб должно и будет продолжаться. Причем ныне для аналитиков, штудирующих подобные «сливы», уже вполне очевидно, что серьезные топ-секретные документы под широкой «крышей Сноудена» явно стали передавать журналистам и другие источники в спецслужбах. И есть ощущение, что количество таких людей будет расти. Причем не только в США. Потому что во всех спецслужбах, ясное дело, должны находиться честные сотрудники с общечеловеческими понятиями о правде и лжи, о том, что правильно, а что нет.

Можно сказать, что пример Сноудена — это еще один очень сильный антидот для оздоровления современного общества, пораженного опаснейшим ядом тотальной слежки. И хотя сегодня нередко можно услышать голоса радикалов, страшно раздраженных, что владеющие сноуденовым компроматом журналисты выдают публике «в день по чайной ложке», а не вываливают в интернет все и сразу, на суть и решение проблемы это уже вряд ли сможет существенно повлиять. Эдвард Сноуден, в частности, считает, что информация, содержащаяся в любых других сливах из «его» архива, почти наверняка никакой особой роли уже не сыграет:

Вопрос для нас не в том, что за новая история появится следующей.
Вопрос в том, что мы будем со всем этим делать?

Источник: 3dnews


Поделись ссылочкой:


©   ООО «Инфосекьюрити»
Тел.: +7 (495) 231-4831   +7 (495) 778-4675Адрес:  Москва, Б.Семеновская, 49


PROFLINE - сайты на Битрикс