Вход для зарегистрированных пользователей
логин
пароль
регистрация
забыли пароль?
Еще не зарегистрировались?

Дайджест

Контур-Фокус – быстрая проверка контрагентов

Инфостенд

Информационные и справочные материалы
Тел.: +7 (495) 231-4831
Сайт: expo-itsecurity.ru
E-mail: info@infosecurity.ru
Контактная информация: О компании
Регионы работы: Москва
Статья

2012-й — юбилейный год отечественного ИТ-рынка

2012-й — юбилейный год отечественного ИТ-рынка

Очень жаль, но в суматохе повседневных дел нашего ИТ-рынка мы, обсуждая текущее его состояние и перспективы развития, совершенно забываем вопросы истории. Впрочем, это специфика не только ИТ, но и не-ИТ также: мы вспоминаем исторические события, причем лишь удобные для нас, почти исключительно для поднятия “патриотического духа”, в то время как знание истории важно для понимания того, что происходит сегодня и выработки стратегии действий на будущее…  


Вот и сейчас из внимания ИТ-общественности совсем выпало то, что именно в 2012 г. исполнилось 20 лет российскому ИТ-рынку. Да что там общественность — даже конкретные и известные игроки не вспомнили о своем “юбилее”. За примерами далеко ходить не надо: 26 ноября 1992 г. состоялось официальное открытие офиса Microsoft в Москве (очень важное событие для российской ИТ-отрасли), и получилось так, что в тот же день начала свою работу крупнейшая ИТ-конференция страны, причем именно от компании Microsoft. Юбилей прошел незамеченным.

По поводу двадцатилетия Microsoft в России я написал пост, а потом историческая тема была затронута и в посте по поводу очередного “Дня Бухгалтерии 1С”. В ответ на эти публикации получил комментарий от читателя:

“Как же так? Почему вы говорите о 1992 г. как о стартовой точке российского ИТ-рынка? Компьютерный бизнес — в основном продажи ПК, но была уже и софтовая составляющая — начался раньше, еще в конце 1980-х. Я сам помню, как разрабатывал ПО именно на продажу…”

Я написал тогда краткий ответ:

“Да, за стартовую точку отечественного ИТ-бизнеса можно взять очень точную дату — 27 декабря 1987 г. (кстати — 25 лет!). Но это была только начальная стадия формирования рынка, и это был не российский этап, а советский. О российском можно говорить только после появления России как самостоятельной страны. И главное тут заключается не в формальной смене названия, а именно в качественно новом содержании, которое в целом сохраняется и сегодня”.

Сейчас, наверное, стоит раскрыть этот тезисный ответ.


1987 — зарождение ИТ-рынка, советский “кооперативно-совместный” этап


В СССР была серьезная компьютерная отрасль: разработками и производством в этой сфере в той или иной мере занимались многочисленные НИИ и заводы трех министерств — Минрадиопрома, Минприбора и Минэлектронпрома, а также Академия наук. Отрасль была, а вот рынка не было. В Советском Союзе вычислительная техника вообще никогда не была товаром (в отличие от мебели, машин, обуви и даже квартир): ЭВМ не продавались, а распределялись по запланированным фондам, причем это касалось не только мэйнфреймов, но и микроЭВМ. И не только ЭВМ, но и комплектующих, в том числе и бумаги для принтеров. Программы вообще не могли быть товаром даже на теоретическом уровне. Кстати, тут стоит напомнить, что в США компьютеры стали товаром только в конце 1950-х (IBM под угрозой антимонополных санкций перешла от аренды к продажам), а программы — в начале 1970-х (опять же в результате решения IBM, которая на этот раз не стала дожидаться юридических санкций).

Наш рынок начал стихийным образом формироваться в 1986—1987 гг., когда в политическом воздухе немного запахло перестройкой и были сделаны кое-какие экономические послабления — в частности, у предприятий появилась возможность не довольствоваться тем, что им “спускают” из министерств по разнарядке, а самим покупать то, что они хотят. А хотели они в том числе и персональные ЭВМ, которые производились советской промышленностью (“Электроники”, ДВК. “Искры”…). Но рынок — это конкуренция, и в ответ на растущий спрос стало расширяться и предложение. Так в нашей стране впервые появились компьютеры “оттуда”, о которых раньше мы только что-то слышали. Это были персональные компьютеры типа IBM PC XP/AT, уже завоевавшие лидирующие позиции в мире. К нам они попадали поначалу самым банальнымспособом — их привозили частные лица, имевшие возможность ездить “туда”.

Бизнес этот был штучным, но фантастически прибыльным. Институт, в котором я работал, купил в 1989 г. первые две IBM PC AT, заплатив 96 тыс. руб. за каждую. В то время автомобиль “Жигули” стоил около 10 тыс. руб., ПК у нас на родине продавались примерно за 1500 долл. при официальном обменном курсе 60 коп. за доллар. Разумеется, выехать за рубежи страны, обменять валюту и ввести товар было делом непростым, но доходы от такого бизнеса легко покрывали возникающие трудности на пути.

Очень быстро выяснилось, что IBM PC, внешне похожие на наши ДВК, намного лучше. Причем как по качеству “железа”, так и по спектру ПО. И хотя западные ПК стоили намного (в разы) дороже, наши предприятия стали покупать именно их, тем более что у организаций тогда реально появились деньги, причем немалые. Начали работать зарождающиеся рыночные механизмы, которые заставили искать способы замены полуподпольного частного формата бизнеса новыми “промышленными” вариантами.

И такие варианты были найдены: в 1987 г. было дано разрешение создавать так называемые “совместные предприятия”. И в результате появилась первая советская ИТ-компания “СП Диалог”, получившая 29 декабря 1987 г. свидетельство о регистрации за номером 21.

Это был “романтический” период отечественного бизнеса. Многие деятели той поры искренне думали не столько о деньгах, сколько о возможностях, открывавшихся перед страной. Мы все тогда верили в такую модель нашего миропонимания: СССР обладает огромным интеллектуальным потенциалом, реализоваться которому мешают плановая модель экономики и устаревшее производство. Теперь же, получив в руки современные ПК и комплектующие, используя появившиеся возможности сотрудничества с Западом, наши лучшие в мире программисты (мы были в этом уверены) просто завалят мир своими разработками, а отечественные заводы — соответственно компьютерами, многократно улучшенными нашими замечательными учеными и инженерами.

Но эти представления оказались мифом, иллюзорность такого развития событий людям реального дела стала понятна довольно быстро.

Весь ИТ-бизнес конца 1980-х строился почти исключительно на перепродажах завозимых ПК. Число СП, а потом и кооперативов стало расти в геометрической прогрессии. Прибыльность была фантастической, а потому и поток импортных компьютеров рос всё ускоряющимися темпами. Это было что-то похожее на прорыв высотной дамбы, но только не в разовом варианте, а в постоянно прибывающих объемах.

1987—1991 гг. — это период, который вполне можно назвать “великой антисоветской компьютерной революцией”: компьютеры из уникального продукта, доступного лишь для узкого круга избранных, стали превращаться в орудие массового использования, а заполонившие страну ПК мирным путем отправили “на пенсию” всю созданную к тому времени советскую компьютерную отрасль (министерства, НИИ, заводы).

Массовое проникновение компьютеров в организации (разумеется, до “ПК на каждый стол” было еще очень далеко, но само появление компьютеров вне пределов ВЦ было прорывом) привело к появлению, а затем и к стремительному росту тех, кого стали называть “конечными пользователями” (до того основными пользователями были сами разработчики ПО). Быстро также выяснилось, что компьютер без ПО — просто “кусок железа”. Начался резкий подъем разработки прикладного ПО, причем качественно нового уровня — для работы конечных пользователей. Первые годы это была внутрифирменная прикладная разработка, но многие группы программистов и программисты-одиночки уже начали задумываться о создании ПО на продажу. Но помимо слабого на тот момент спроса и проблем с менталитетом (“как это — покупать какие-то байты?”) были и чисто формальные причины: программы не признавались предметом авторского права и рыночных, не было возможностей для их формального приобретения потребителями. Бизнес, связанный с разработкой ПО, уже начинал развиваться, но это все было совершенно “мелко” по сравнению в ПК-перепродажами, а формально продажи маскировались под выполнение заказных проектов или шли в виде каких-то OEM-поставок.

Появление конечных пользователей сделало также весьма актуальной задачу их обучения. Уже в 1988-м появился первый ИТ-учебный центр новой “капиталистической формации” —  СП “Микроинформ”, который, правда, как и было принято тогда, занимался и продажами ПК. Довольно быстро учебное направление стало важной составной рынка, тем более что система коммерческого “повышения квалификации” была неплохо развита в СССР.

Рост числа компьютерных пользователей и программистов вызвал также появление первых компьютерных СМИ, причем характерно, что это все были именно журналы (“Мир ПК”, “КомпьютерПресс”), поскольку основной их задачей было обучение и распространение опыта.


1992 — начало формирования российского ИТ-рынка


Так все это шло до 1992 г. ИТ-бизнес на величину, близкую к 100%, состоял из перепродаж ПК, но заказные внутрифирменные разработки уже созрели до выпуска тиражных продуктов, а предприятия подошли к осознанию того, что отдельные ПК можно использовать как-то более активно и эффективно, например, объединяя в сети. Рынок созрел для перехода в новое качество, но не хватало самой малости: понимания того, по какому общественно политическому пути двинется страна. И не повторится ли с перестройкой история 20-х годов, когда после недолгой поры НЭПа легализовавшийся бизнес потом оказался в “местах не столь отдаленных”.

Общественно-политический вопрос решился в период с августа 1991-го по июнь 1992-го. После провала августовского путча стало ясно, что страна не намерена возвращаться в счастливое социалистическое прошлое; в результате Беловежских соглашений Россия обрела полную независимость. С 1 января 1992 г. в стране начался решительный переход на формирование рыночной экономической системы. Момент был крайне тяжелым, и не было полной уверенности, что дело не закончится крахом. Но к лету того же года стало понятно, что самый опасный участок пути пройден, что страна будет продолжать двигаться по рыночному пути развития. И что можно переводить полуподпольные “кооперативно-совместные” виды ведения бизнеса в какие-то долгосрочные формы деятельности.

А в мае 1992 г. произошло еще одно событие, тогда почти не замеченное широкой общественностью, но из разряда краеугольных для будущего ИТ-рынка: был принят закон об охране прав на программы и базы данных, делавший в том числе ПО рыночным товаром. Он вводился в действие с 1993 г. частично, а с 1994-го — в полном объеме. Фактически именно этот закон сформировал юридическую базу для отечественного ИТ-рынка и обозначил готовность нашей страны интегрироваться в мировое ИТ-пространство.

В 1992 г. началась регистрация нового поколения ИТ-компаний, Microsoft открыла свое представительство, появились первые бизнес-ИТ-СМИ в формате еженедельников.


Что было дальше


Раз уже мы начали выделять этапы развития отечественного ИТ-рынка, то, наверное, надо кратко сказать о последующих вехах его дальнейшего развития. Разумеется, тут могут быть разные точки зрения, но я бы предложил выделить две ключевые переломные точки:

1995—1996 гг. — завершение структурного формирования ИТ-отрасли, в результате которого ее игроки нашли свои специализированные направления деятельности (появились системные интеграторы, дистрибьюторы, разработчики ПО, сборщики ПК, создатели и преподаватели учебных центров), а также формирование партнерских сетей. ИТ-бизнес финансово окреп, компании начали перебираться из арендуемых, порой не очень пригодных для работы помещений в собственные офисные здания. На рынке появилась новая волна ИТ-СМИ, в том числе и еженедельник PC Week/RE;

2002 г. — ИТ-отрасль попала в поле зрения властных структур, которые начали наращивать усилия по оказанию “помощи” в деле развития российского ИТ-рынка.

Источник: PC-Week
Автор: Андрей Колесов

Поделись ссылочкой:


©   ООО «Инфосекьюрити»
Тел.: +7 (495) 231-4831   +7 (495) 778-4675Адрес:  Москва, Б.Семеновская, 49


PROFLINE - сайты на Битрикс